Languages

История стипендиата: программа Фулбрайта дала мне мощный толчок и неоценимые ресурсы

Текущий стипендиат программы для выпускников вузов и аспирантов А. Ю. Чудак начинает второй год учебы в магистратуре университета Оклахомы и делится мыслями и впечатлениями о возможностях, открываемых программой Фулбрайта молодым исследователям.

«Антропология — не слишком популярная специальность у студентов в России. Например, на выпуске магистратуры Дальневосточного Федерального университета два года назад нас было всего четверо, а на программу бакалавриата там и вовсе набор уже не идет. Антропологов в программе Фулбрайта VGS (Visiting Graduate Student) за все время также можно пересчитать по пальцам. Оно и понятно — риск не найти работу по специальности очень велик, если не переключиться вовремя с антропологии на более прикладные смежные специализации вроде криминалистики, а даже если и найдешь работу (вероятнее всего, в академической сфере), добывать финансирование — та еще задача. Я решил рискнуть. В 2014 г. я окончил ДВФУ во Владивостоке со специальностью "Мировая экономика" и горьким сожалением о том, что пять лет были посвящены тому, к чему душа не лежит совершенно. Поэтому дальше решил учиться, что называется, для души. В том же году поступил на магистерскую программу "Антропология и этнология" без особых проблем (заявок было даже меньше, чем выделено мест). Два года пролетели быстро, пара конференций и публикаций, красный диплом маячил на горизонте. На второй год учебы я узнал о программе Фулбрайта от одного из преподавателей, за что, конечно, очень ей благодарен. Ее научный руководитель, также преподаватель нашего факультета, дважды фулбрайтовец, поэтому о программе я узнавал фактически из первых рук. "Почему бы и нет?" — подумал я. Заявка, ожидание, тесты, нервы, ожидание, собеседование и снова ожидание. Ожидание — самое сложное в конкурсе.»


Фото 1. Bizzell Memorial Library, University of Oklahoma. Построена в уникальном для этого университета стиле — Cherokee Gothic
Фото 2. Реплика ольмекской головы (ольмеки — древняя цивилизация на территории Мексики) American Museum of Natural History, New York City.

«В апреле — долгожданное письмо о распределении. Университет Оклахомы! Никогда о нем не слышал, но в IIE отметили, что "this is a strong program in North American culture and Mesoamerica which is what he expressed interest in". Отлично, то что нужно! Именно этим я и собирался заниматься. Я уже говорил, что антропология в России непопулярна. Так вот, индеанистика (изучение культур коренных народов Америки) и того непопулярнее! Но так уж вышло, что с детства меня интересовали именно индейцы. Во Владивостоке, конечно, с этим сложно: вся индеанистика в России сконцентрирована почти полностью в Москве (МГУ, РГГУ) и в Санкт-Петербурге (Кунсткамера); к этому я еще вернусь позднее. Наш же департамент в ДВФУ специализировался больше на соседних странах Азии (Китай, Корея, Япония) и на аборигенах Сибири и Дальнего Востока. Тем не менее, мне удалось написать и защитить диссертацию, посвященную роли растительных галлюциногенов в культуре и мировоззрении коренных американцев, как в исторической перспективе, так и в современности. В этом ключе и собирался продолжать работать в Америке. В конце концов, где лучше всего изучать индейцев, если не там? Тем более в самом "индейском" штате — Оклахоме, где количество коренных американцев как в относительном, так и в абсолютном измерении одно из самых больших среди всех штатов. А так как моя диссертация в России, по понятным причинам, была по большей части обзором и анализом имеющейся литературы по теме и не включала самостоятельного исследования "в поле", именно этот огромный пробел я надеялся ликвидировать в своей второй диссертации.

Итак, университет Оклахомы — потрясающее место для того, кто хочет изучать культуры коренных американцев. Сам департамент довольно сильный, уверенно располагается в середине топ-100 программ по антропологии в США, хотя и с большим перекосом в сторону археологии, но и моей специализации, социокультурной антропологии, место, конечно, нашлось. Финансирование хорошее, а с учетом того, что в одной только Оклахоме зарегистрировано почти 40 индейских племен, да и в других штатах их тоже немало, быть антропологом-индеанистом в университете Оклахомы — одно удовольствие. В университете, а не только в музеях, почти повсеместно тебя окружает дух индейской Америки.»


В университете почти повсеместно тебя окружает дух индейской Америки.

Эту картину и фигурки современных индейских умельцев я сфотографировал в библиотеке.
«Касаемо моего исследования, изначально я рассчитывал сосредоточиться на регионах Центральной Америки и Мексики, предоставляющих обширный материал для изучения галлюциногенов в культуре. Однако в департаменте университета Оклахомы оказался всего один профессор, специализирующийся на Мексике, и тот – археолог, чьи интересы не совпадают с моими в узком смысле. (В широком, конечно, еще как совпадают, и мы часто беседуем о том о сем, он рассказывает о своих проектах в Мексике, и он же предложил мне в своем отделе археологии университетского музея хорошо оплачиваемую позицию ассистента-исследователя — повсеместная практика в американских университетах, — которую я с радостью принял и занимаю уже полгода.) Не получилось с Мексикой, зато с Северной Америкой можно поработать. Дело в том, что именно в Оклахоме сто лет назад, после нескольких веков гонений и юридических сложностей, была официально учреждена Церковь коренных американцев — очень интересное религиозное течение со сложной историей, сочетающее в себе христианство и многие черты традиционных индейских верований, включая церемониальное употребление одного из видов галлюциногенных кактусов. Более того, именно в университете Оклахомы преподает один из ведущих специалистов в этой сфере с многолетним стажем работы "в поле", с которым мне посчастливилось работать над своим исследованием. Под руководством замечательных профессоров я изменил свой фокус с очень узкого и относительно хорошо изученного (галлюциногены в культуре) на более широкий и интересный — влияние религии на коренные народы в современности. На примере Церкви коренных американцев я хочу показать, какое важное место занимает религия в жизни современных коренных народов, включая ее роль в таких важных аспектах, как возрождение и поддержание традиционного уклада, обучение молодежи, возрождение языков, мораль и нравственность, а также излечение и профилактика алкогольной и наркотической зависимости. Моя "полевая" работа — посещение местной церкви методистов, почти полностью состоящей из индейцев и имеющей тесные связи с местным отделением Церкви коренных американцев. Индейцы-методисты в этой маленькой церкви также стараются делать многое из того, что я перечислил выше: возрождают свои языки, прививают детям интерес к их родной культуре, часто устраивают фестивали "пау-вау" с танцами, песнями, аутентичными костюмами и огромными барабанами, а также раздачи традиционной еды для всех желающих.»


Индейский фестиваль "пау-вау", Norman First American United Methodist Church.

«Конечно же, полученный опыт хочется применить в России. У нас мало кто серьезно занимается изучением коренных американцев; как я уже говорил, основные академические "мощности" в этой области сосредоточены в Москве и Санкт-Петербурге. Там же сконцентрированы и любители. Непрофессионалы-индеанисты в России — довольно пестрая прослойка, включающая энтузиастов с интернет-ресурса "Мир индейцев", организаторов тематических семинаров и реконструкторов, делающих традиционные костюмы и организующих фестивали "пау-вау". Выходят у любителей и публикации, в том числе книги, призванные познакомить читателей с миром коренных американцев. С некоторыми из индеанистов-любителей я знаком, на "Мире индейцев" публиковали и хорошо приняли мои статьи. Живи я в Москве или Петербурге, конечно, сотрудничал бы, принимал участие в семинарах и прочей деятельности. Это и планирую в будущем. С бесценным опытом и знаниями, полученными в Америке, я рассчитываю перебраться в одну из российских столиц, где хочу поступить в аспирантуру и продолжать развиваться. Надеюсь, удастся найти работу в своей сфере — в университете, научно-исследовательском учреждении или, например, в музее. Хотелось бы развивать индеанистику в России, устраивать больше мероприятий, стимулировать заинтересованность потенциальных молодых ученых-исследователей, не только индеанистов, но и вообще социальных антропологов, археологов, лингвистов — представителей дисциплин, которые входят в широкое определение антропологии. Конечно, на финансирование подобных исследований сложно повлиять снизу, это все слишком институционализировано и сложно. Но развивать эту сферу исследований в целом, думаю, по силам энтузиастам на уровне любительской науки. А там, глядишь, с ростом заинтересованности и профессиональную индеанистику поднять получится. Возможно, и я смогу в этом как-то поучаствовать.

Программа Фулбрайта, я уверен, дала мне мощный толчок и неоценимые ресурсы для осуществления моих, возможно, наивных и сильно амбициозных целей. Но мне кажется, в этом и есть цель программы — стимулировать появление амбициозных идей и помогать их воплощению. Нынешним и будущим фулбрайтовцам хочется пожелать мечтать и делать. Пользуйтесь любой возможностью, которую дает вам образование в США и программа Фулбрайта. Pre-academic program — это море впечатлений и несколько десятков друзей по всему миру! Enrichment seminar — непременно посетить! Профессиональные конференции, семинары приезжих ученых в ваших университетах, research или teaching assistantships — все это монетки в копилке вашего опыта и возможность завести полезные знакомства. Познавайте, знакомьтесь, путешествуйте. Главное, не опускать руки. Все получится, вот увидите!»

Фото и текст: Александр Чудак

Программа Фулбрайта в Российской Федерации. Институт Международного Образования.
Россия, 107031, Москва, Страстной бульвар, дом 8А, 4й этаж
Тел: +7.495.966.9353
e-mail: info@fulbright.ru